Покупка облигаций с "плечом".

Облигации          Мне уже не первый раз за последнее время задают вопрос про инвестиции в облигации с плечом. Видимо, пришла пора рассказать одну поучительную историю.

          В 2007-м году я приехал на переговоры в банк к одному своему знакомому. Знакомый работал в банке зампредом и руководил Казначейством, т.е. был основным лицом, отвечающим за принятие решений о вложении средств банка. Узнав, что я теперь занимаюсь финансовым консультированием, зампред оживился, и спросил:

     – А хочешь предложить своим клиентам инвестиционный продукт с гарантированной доходностью 20% годовых, и безо всякого риска? Или, может, у тебя у самого есть интерес вложиться?

     Предложение меня удивило, поскольку опыт подсказывал, что так не бывает. И я попросил рассказать подробнее.

     – Смотри, – начал объяснять запмред. – Мы берем, и покупаем еврооблигации наших российских эмитентов из числа «голубых фишек» с высокими рейтингами надежности. Ну, например, Ростелекома. Как ты понимаешь, эмитент более чем надежный, дефолт по его бумагам крайне маловероятен.

     – Да, пожалуй, – согласился я. Надежность Ростелекома у меня сомнений практически не вызывала. – Но ведь доходность там должна быть куда ниже 20 % годовых?

     – Так это не все, – продолжил зампред, – у нашего банка открыта кредитная линия у наших западных партнеров, в одном из крупных западных банков. И они готовы кредитовать нас и наших клиентов под залог облигаций надежных российских эмитентов. Поэтому мы не просто покупаем облигации, но еще под залог этих облигаций получаем кредитную линию от западного партнера. Ставка по этому кредиту еще ниже, чем по облигациям Ростелекома. И на полученные деньги мы покупаем еще облигаций Ростелекома. Снова их закладываем, снова получаем кредит, на него покупаем еще облигаций.

     – То есть, как бы покупаем облигации с плечом? – догадался я.

     – Верно. – Кивнул головой зампред. Кредит нам дают, понятное дело, с дисконтом по отношению к цене облигаций, поэтому это можно делать не бесконечно, но несколько раз провернуть удается. И доходность в итоге получается гораздо выше, чем изначальная. Как раз порядка двадцати процентов годовых и выходит.

     – А какие риски в этой схеме? – поинтересовался я.

     – А какие тут риски? Смотри сам: еврооблигации Ростелекома, по российским меркам, – актив практически безрисковый, если уж с ним случатся проблемы, тогда вся страна будет на ушах стоять. Конечно, какой-то риск всегда остается, но ради 20% годовых на него вполне можно пойти. Да к тому же, мы можем вместо Ростелекома бумаги других наших надежных эмитентов с высокими рейтингами взять. Выбор есть.

     – А риски западного партнера?

     – Так мы же ему денег не даем, мы, напротив, у него берем – напомнил зампред. Так что, какие тут риски? Риски несет кредитор, а не заемщик.

     – Логично. – Не мог не согласиться я. И насколько популярна эта схема?

     – Да мы и сами вложились, насколько могли – ответил зампред. Больше нам лимиты не позволяют. Так что теперь своим клиентам предлагаем, нам не жалко. Единственное ограничение – входной порог от $100’000, с меньшими суммами ни большое плечо взять не получится, ни западному банку работать неинтересно. Так что это, так сказать, для состоятельных, VIP клиентов.

     – Интересно, я подумаю. – Ответил я.

          Явных рисков в этой схеме я и вправду не видел. Внутренний голос, однако, подсказывал: что-то не так, так не бывает, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Поэтому я не стал ни вкладываться сам, ни предлагать эту схему своим клиентам. Хотя, повторюсь, риски этой схемы были мне тогда не ясны.

          Разгадка пришла осенью 2008-го года.

          Называлась она западным термином «margin call», который так и не получил адекватного перевода на русский язык, поэтому уже давно привычно пишется по-русски: маржин колл.

          Дело в том, что любой кредитор, как правило, страхует себя от возможного снижения цен на актив, находящийся у него в залоге. И поэтому в кредитных договорах или стандартных условиях обслуживания обязательно прописывает условие: если рыночная стоимость актива в залоге падает более чем на X%, и стоимость залога перестает покрывать сумму кредита, то кредитор выставляет заемщику требование увеличить сумму залога. Например, внести на счет дополнительные деньги, либо продать часть находящегося в залоге актива. Это требование и называется margin call – требование пополнить гарантийное обеспечение по кредиту.

          Если же заемщик не выполняет данное требование, то кредитор получает право продать залог по текущим рыночным ценам.

          И чем больше плечо, тем ниже оказывается в итоге величина просадки X%, после которой следует маржин колл с дальнейшей автоматической продажей активов.

          Разделы в договорах, касающиеся margin call, обычно мало кто внимательно читает, а если кто и читает, то далеко не всегда понимает, что же это означает на практике.

          Как правило, про маржин колл хорошо известно опытным азартным спекулянтам на рынке акций, где резкое падение цен на акции – дело обычное. Однако, применительно к гораздо более спокойному рынку облигаций, резкое падение цен на них в 2007-м году представлялось чем-то практически нереальным. Ну, в самом деле, с чего вдруг будет падать цена облигаций Ростелекома, Газпрома, Сбербанка, если бизнес у них стабилен и надежен, а кредитные рейтинги находятся на очень высоком по российским меркам уровне? В течение многих лет цена по облигациям росла гладко, без просадок вообще, и предположить возможность резкого падения цен мало кому могло прийти в голову.

          Однако, иногда и палка стреляет.

          Осенью 2008-го грянул мировой финансовый кризис, в результате которого ликвидность с нашего рынка стала исчезать с поразительной быстротой. Свободных денег на рынке вдруг не стало, рынок межбанковских кредитов схлопнулся. И владельцы облигаций стали массово продавать облигации, выводя деньги с рынка или пытаясь получить их для текущих платежей. И цены на облигации резко пошли вниз, чего не было уже много лет. С бизнесом Ростелекома ничего не случилось, беда произошла с рынком, на котором временно не оказалось свободных денег, чтобы скупать облигации даже по такой привлекательной цене с такой замечательной доходностью.

          Кстати, в конце 2008-года, на семинарах про «Инвестиции в период кризиса», уже я рекомендовал покупать резко подешевевшие российские облигации со столь многообещающей доходностью. Разумеется, без плеча. И те, кто послушал, заработали несколько десятков процентов годовых на долговых бумагах, т.е., действительно, практически безо всякого риска.

          При массовой продаже облигаций и обвале цен стали срабатывать маржин коллы, прописанные в многочисленных договорах. Свободных средств на пополнение залога практически ни у кого не было. В результате, кредиторы стали массово выставлять находящиеся в залоге облигации на продажу, вызывая дальнейший обвал цен на рынке и новые маржин коллы, превращая обвал цен в лавину с нарастающим снежным комом. Эта лавина привела к обвалу цен на 30-50% и более, и разорила всех желающих вкладываться в облигации с плечом, не имеющих возможности пополнить залог и переждать период бури.

          Судя по газетным статьям, именно на этом попали многие из банков, вынужденных осенью 2008-го года обратиться с просьбой о спасении. Именно на этом погорел, к примеру, «КИТ-финанс». Именно на этом погорели управляющие ОФБУ банка «Юниаструм», которые в фонды с названиями вроде «Акции Китая», «Золото», «Нефть» и т.п. помимо, собственно, акций Китая, золота и нефти, решили еще зачем-то купить с плечом облигаций. (По их объяснениям - для того, чтобы за счет высокой, якобы «гарантированной» доходности компенсировать затраты на обслуживание фондов). Когда рынки рухнули, то вначале для удовлетворения запросов пайщиков были проданы все ликвидные активы (тот самый Китай и т.п.), а потом выяснилось, что оставшийся в портфеле мусор, купленный с плечом, не стоит уже ничего. И котировки фондов в один прекрасный день рухнули на 90 - 99 %, оставив пайщиков этих ОФБУ вообще без денег.

          Да и банк, в котором мой знакомый работал зампредом, в результате кризиса «просел», и владельцы были вынуждены ради спасения продать его. Теперь этот банк носит совсем другое имя и принадлежит совсем другим людям. У меня нет достоверной информации, была ли основная причина краха банка именно в тех самых облигациях, купленных с плечом. Но, подозреваю, что и они свою роль сыграли.

          Вот и все, что я хотел рассказать про облигации с плечом.

          Тем, кто покупают надежные облигации без плеч, «на свои», этот риск не грозит, поскольку в случае обвала цен на рынке можно просто «пересидеть», переждать его.

          А вот приобретение любых активов с плечом всегда имеет риски, далеко не очевидные на первый взгляд. Рекомендую наизусть выучить простое правило: бесплатный сыр бывает только в мышеловке. За высокую доходность всегда (подчеркиваю, всегда!) приходится платить более высоким риском. Если вы не видите рисков, это не означает, что их нет. Это означает лишь, что вы чего-то не понимаете.

          И, конечно же, приобретение облигаций (и, тем более, акций) с плечом в ваш портфель категорически противопоказано любому пассивному (портфельному) инвестору.

Сергей Спирин

Скачать программу для ведения семейного (личного) бюджета здесь

Скачать программу для финансового планирования здесь

condom-shop.ru

шаблоны joomla 3

Стены, пошаговые руководства

nissan qashqai 2017

repair-time.ru